Республика Apple, содружество Google, федерация Microsoft.

73a86b774d3aea564f3799c75005423e.jpg
Иллюстрация: фрагмент обложки книги
"Революция Apple"  Люка Дормеля



Взоры миллионов людей сейчас прикованы к нарастающему противостоянию Apple и Федерального Бюро Расследований, а, фактически, и всей государственной машины США. На первый взгляд происходящее кажется лишь "конфликтом интересов", но по сути это реальный шаг яблочной корпорации к борьбе за независимость — своеобразное "Бостонское чаепитие", с которого когда-то началась борьба за независимость североамериканских колоний. Кто-то может возразить, что колонии — это уже почти государства, а корпорация — лишь коммерческая структура. Но применимо ли подобное утверждение к современным технологическим гигантам? И что вообще в XXI веке стало с самим феноменом "государство"? Ведь "в наш век космических скоростей" всё уже не так просто, как было ещё какую-то сотню лет назад.


Эволюция власти

Что есть государство? Отбросив пропагандистские термины "Родина", "Отечество" и прочий "Фатерлянд", мы получим элементарного Сюзерена, вассалами которого мы становимся по факту рождения. Фактически, это то, что на протяжении веков осталось неизменным: некая группировка брала на себя функцию "крышевать" определённую территорию, а взамен получала право обирать её жителей. Развитие в те времена носило экстенсивный характер, поэтому ключевым фактором успеха была эта самая территория — на ней можно было заниматься охотой, земледелием, собирательством. Поэтому контролирующие группировки постоянно воевали между собой за эти самые территории — у кого больше, тот априори успешней.
Всё изменилось с началом промышленной революции, когда экстенсивное развитие окончательно уступило место развитию интенсивному — повышению эффективности производства и переработки. Территории стали отходить на второй план — оказалось, что достаточно иметь колонии, а контролировать надо лишь капиталы. Постепенно люди стали важнее земельных наделов. Ведь если раньше достаточно было захватить рабов, то теперь всё большую важность играет образование, навыки и личные мотивации индивида. И не удивительно, что начали появляться люди, имеющие достаточно сил для влияния на власть и способные ограничить её влияние на себя. Некоторые могут даже влиять на саму власть, лоббируя свои интересы с помощью контроля над капиталами или средствами производства. Власть упиралась, но со временем пришлось признать, что функция "контроля и учёта" не менее выгодна, чем прямое владение.
И вот в XX веке, после двух мировых войн, понятие "самодержавия" окончательно потеряло смысл, а территории и границы между развитыми государствами стали понятием скорее картографическим — можешь и не заметить, как пересечешь то, что раньше охранялось сталью и омывалось кровью. Основой власти стала информация, ведь лишь она является источником контроля. Власти усердно нас паспортизируют, заносят в различные каталоги и картотеки, ведут учёт наших доходов и расходов, имущества, образования, семейных связей — всё это, естественно, "в наших интересах" и для "национальной безопасности", ради которой они выдумывают либо провоцируют всё новые ей угрозы. Фактически, государства превратились в "брэнд", и за приверженность тому или иному "брэнду" мы вынуждены платить немалую добавленную стоимость.
Вот только как бы властям ни хотелось закрепить этот статус-кво, революции всё равно случаются.



Информационная революция

Основной источник власти — контроль. Государству было крайне просто контролировать территории, значительно сложнее было контролировать капиталы, которые неминуемо становились транснациональными, а вот контроль за информацией в чистом её виде стал задачей более сложной, чем транспортировка воды в решете.
Нет смысла пересказывать, как это вышло, но в XXI веке всё пришло к тому, что львиную долю информации о "гражданах" собирают и перерабатывают далеко не власти. В современном мире мобильный телефон стал много лучшим средством идентификации, чем паспорт, пусть даже и биометрический. Ведь в телефоне есть и наши биометрические данные, и доступ к финансам, и собранные множеством датчиков физические показатели, и данные о передвижении, и даже доступ к нашим мыслям, образам, интересам, связям — практически всё! Государствам и не снилась такая степень контроля, а угнаться за областями её применения они тем более неспособны, ведь корпорации, аккумулирующие эту информацию, контролируют ещё и технологии. И не просто контролируют, а развивают технологии значительно быстрее и эффективнее, чем неуклюжий малограмотный чиновничий аппарат. Образование, медицина и банковские транзакции — всё это уходит из-под контроля государств. А появление понятия "криптовалюта" — тот ещё "удар в спину" госбанкам с их "национальным денежными знаками".
И что самое ужасное для даже самых отпетых современных Демократий: компании, аккумулирующие и контролирующие весь этот поток важнейшей информации, выступают с позиций личной свободы пользователей. А государству, как в той или иной степени анахронизму прошлых веков, понятие "личная свобода" так до сих пор и осталось противоречащим "интересам государства".
Тем временем, сами эти корпорации разрастаются до таких финансовых объёмов, которым могли бы позавидовать многие современные развитые государства. А число активных пользователей многократно превышает число граждан большинства современных стран. Иными словами, если перефразировать историю о Гае Юлии Цезаре и галльской деревушке, Тим Кук, проезжая через какую-нибудь Португалию вполне мог бы сказать: "лучше быть первым здесь, чем вторым в Apple". Единственная нестыковка — Тим Кук не действует с позиций "типичного Цезаря". Это не укладывается в голове политиков, но люди, подобные Тиму Куку, Марку Цукербергу, Элону Маску, движимы амбициями много большими, чем "иметь власть". Ведь "изменить мир" — это намного более достойное стремление. Стремление, напрямую противоречащее желанию "смотрящих за миром" сохранить систему незыблемой.
Может ли такое "нарушение баланса сил" не повлиять в очередной раз на уровень власти государств и даже само понятие "государство"? Естественно, нет — конфликт интересов неизбежен. И преимущество в этом конфликте далеко не на стороне нынешних властей.


Бостонское чаепитие

В 1773 году американские колонисты уж вполне сами справлялись со всем, что принято называть "государственной системой", однако всё ещё были в подчинении у Великобритании, платили налоги в британскую казну и лишь вели полемику о своих правах. Однако "чайный закон" в итоге оказался той каплей, из-за которой Великобритания недосчиталась миллионов подданных и громадных налоговых поступлений. Они просто переусердствовали с навязанным контролем, забыв, у кого к тому моменту уже был контроль фактический. Стремление к свободе от неоправданного контроля в итоге победило.
Не удивительно, что именно США спустя 200 лет дадут миру новую форму свободы — свободу безграничной информации, а так же развивающие эту свободу корпорации нового времени, созданные такими же молодыми горячими сердцем авантюристами, как и  стремившимися к свободе от условностей "старого света" американские колонисты.
Конечно, не думаю, что нынешнее противостояние Тима Кука и ФБР не станет непосредственным началом революции. Однако, сама революция неизбежна, а мечты нынешнего "старого света" о контроле над разросшимися "информационными колониями" так и останутся несбыточными. Так как от перехода этих корпораций из-под национальной юрисдикции к юрисдикции международной — один шаг.

Каким будет новый мир? Об этом можно гадать бесконечно. Однако, не думаю, что жители Бостона, швырявшие более 200 лет назад тюки с чаем в воду, могли себе представить, какому государству, а точнее сказать, какой государственной модели невольно дают начало.



3

Комментарии