The Witcher 3: Hearts of Stone — драгоценные сердца

Мария Прозоровская
Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению. После этого остаются лишь воспоминания о наслаждении или сладострастие раскаяния. Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему.
Оскар Уайлд, Портрет Дориана Грея
Бойтесь своих желаний — они имеют свойство сбываться.
Неизвестный
Некоторое время назад мои загребущие ручонки наконец, пусть и косвенно, но дотянулись до первого дополнения к The Witcher 3, вышедшего ещё в октябре прошлого года. И не зря, надо сказать, особенно учитывая моё первоначальное разочарование в основной части игры, на которую я возлагала столько ожиданий, что им совсем немудрено было с одной стороны не оправдаться вовсе, а с другой, быть воспринятыми чем-то должным. Каменным сердцам же удалось меня удивить в самом лучшем смысле — одновременно увлечь новизной истории и не забыть поднажать на чувство ностальгии, вызываемое несомненным сходством в способах подачи сюжета с рассказами пана Сапковского, объединенными в первые две книги цикла о Геральте. Если же проводить параллель с играми, то атмосфера напомнила мне о нежно любимой первой части франшизы, что несомненный плюс, поскольку я до сих пор считаю её лучшей из трёх.



Однако, первоисточником вдохновения здесь несомненно являются уже упомянутые рассказы Сапковского, который в свою очередь вдохновлялся когда-то известными европейскими сказками, переделывая их на свой лад — об этом ещё на Игромире прошлого года мне поведал один из разработчиков. Красавица и Чудовище, Русалочка, Белоснежка, а теперь и более серьезное произведение — не трагедия ли о Фаусте? — было рассказано нам в жанре «постмодернистского» фэнтези в противовес классической его разновидности.

7f806e495125ae3b50cb849e6998fa23.jpg
Следуя за автором цикла, ребята из CD Projekt RED продолжают рушить каноны жанра — несмотря на уже давно знакомый нам сеттинг позднего средневековья, герои задаются вопросами, более свойственными нам самим и нашим современникам. Образ их мышления практически ничем не отличается от нашего, и поэтому проявить эмпатию гораздо проще, чем кажется, а ведь у меня ассоциация с персонажами игр в последнее время вызывает большие трудности: «не верю!» я им и в них. Но вернёмся к нашим баранам, то бишь ведьмакам (хотя сравнение уместно, учитывая характер нашего главного героя). Впрочем, в Каменных сердцах Геральт гибок и пластичен, как никогда прежде, пусть и в прежних рамках уже знакомой нам особой морали выдуманного им самим «Ведьмачьего кодекса». Это неудивительно, учитывая, что по сюжету наш ведьмак занимается не вполне своей профессиональной деятельностью, но вторым своим любимым занятием по жизни — влипанием в дурные истории. Какие же нравственные дилеммы ожидают его в этот раз?
Ну, например, любовные, ведь в Hearts of Stone наконец состоялось долгожданное появление Шани — медички из Оксенфурта, бывшей пассией Геральта в книгах, успевшей за время, прошедшее с событий первой игры открыть собственную медицинскую практику. Почти что спортсменка, комсомолка и просто красавица, а так же стереотипная сильная и независимая женщина, но лишь на первый взгляд. При более близком рассмотрении, особенно если выбрать вариант с ухлёстыванием за ней (которое, кстати, никак не влияет на любовные линии с Йеннифэр и Трисс), выяснится, что Шани тоскует по стабильным отношениям и семейному быту, даже если и предпочитает скрывать это в том числе от самой себя, зарываясь с головой в работу и по локти во внутренности своих пациентов. Кратковременная интрижка, на которую она соглашается словно бы нехотя, оставляет у неё столь же противоречивое послевкусие, что вызвала и у меня, как у стороннего наблюдателя — с одной стороны вроде бы и приятно, и полезно; с другой — а что дальше? Мужчина, которому она подарила тепло и близость снова растворяется в ночи, оставляя её наедине с собственным одиночеством и чувством неприкаянности.
0d767ece896f87cec605881523b19e58.jpg
Шани представляет собой третий архетип женского образа, притягивающий Геральта, словно магнит. Первый — роковая женщина, сражающая наповал своей властностью — конечно же, Йеннифэр. Второй — милая юная девчуля, словно напрашивающаяся на опеку — Трисс, хоть и к оригинальной книжной Меригольд этот внезапно перекроенный для третьей части игровой вариант имеет слабое отношение. Обе, к тому же, чародейки. Шани же представляет из себя нечто среднее между этими двумя огнями, она — зрелая женщина, которая точно знает, чего хочет и может себе это позволить: а именно равного себе партнера, в отношениях с которым она находила бы не столько опору и поддержку, сколько утешение и успокоение. Грустно осознавать и ей, и мне, симпатизирующей им с Геральтом, как паре, что их образы жизни никогда не позволят им быть вместе, несмотря на очевидное сходство в желаниях и совместимость в характерах.
abfe8d7853c6b4d5e7fe08265fa5a7f7.png
Но довольно о любви, вспомним же об исконно мужском деле — войне, без которой во вселенной Ведьмака никуда. В основном о борьбе внутренней, раздирающей второе из главных действующих лиц дополнения — Ольгерда фон Эверека, в прошлом дворянина, а на момент развития событий атамана и главы Реданской Вольной компании. Вот уж персонаж, действительно достойный долгих описаний и рассуждений, настолько противоречива его личность и мотивация. На первый взгляд, Ольгерд — обычный бандит, каких во вселенной Ведьмака опять же пруд пруди, однако на самом деле фон Эверек является бандитом в крайней степени необычным. Третье главное действующее лицо - таинственный Гюнтер о'Дим (и здесь я не могу не помянуть Уолтера о'Дима, героя magnum opus мастера ужасов Стивена Кинга, цикла о Тёмной Башне, а знающие да поймут!), известный так же как Мастер-Зеркало или Человек из Стекла, отзывается об Ольгерде, как о «подлеце с каменным сердцем, человеке, который не хочет отдавать свои долги». Повторюсь, на первый взгляд это действительно так — фон Эверека мы впервые встречаем, когда берем у него задание на убийство чудовища из канализации, и производит он крайне отталкивающее впечатление человека, которому больше нечего терять, постепенно опускающегося в поисках новых ярких ощущений на самое дно. Следующая встреча с ним происходит уже благодаря о'Диму, сложным и чудесным образом спасшему Геральту жизнь и решившему взыскать с него долг посредством исполнения условий договора, заключенного уже между о'Димом и фон Эвереком. Сложновато, не правда ли? Дальше будет только хуже.
f96e6188fccfba145dc9be13ea3d03fc.jpg
Суть договора между двумя не слишком приятными для нас вынужденными знакомцами заключается в том, что Гюнтер должен выполнить три желания Ольгерда, но не сам, а как говорится, by proxy, кем и выступает в конечном итоге Геральт. Понимание того, что что-то с этим договором нечисто приходит уже на попытке исполнить первое желание фон Эверека. Казалось бы, всего лишь нужно устроить брату дворянина развлечение всей его жизни, однако — ба! — выясняется, что Витольд фон Эверек уже много лет, как мёртв. Второе невозможное желание не лучше — получить во владение некий Дом Борсоди, который на поверку оказывается не обыкновенной халупой, а элитным аукционным двором. Третье желание и того пуще — достать сиреневую розу, которую Ольгерд оставил своей жене в качестве прощального подарка. И здесь начинается самое интересное.
Немного предыстории: когда-то давным-давно Ольгерд безнадежно влюбился в Ирис, прекрасную молодую девушку из благополучной семьи. Её родители дали согласие на свадьбу, и всё, казалось бы, шло к счастливому концу из рода «долго и счастливо», но внезапно целая череда неудач оставила новоиспечённого жениха практически нищим, а его семью по уши в долгах. Родителей невесты это, разумеется, не устроило, и они быстро переменили своё мнение об Ольгерде на диаметрально противоположное, пытаясь заставить дочь оставить незадачливого «разбойника и головореза», с которым она будет вынуждена прозябать, и проча ей в суженые Офирского принца, как раз приехавшего поучиться в именитый Оксенфуртский университет. В то самое время, пребывая в полном отчаянии и готовый на всё, что угодно, лишь бы сохранить помолвку с Ирис, Ольгерд соглашается на сделку с дьяволом — или же с Гюнтером о'Димом, как вы уже наверняка догадались. Возвращение богатства, влияния и статуса, да три желания в придачу — всё это в обмен на самый ходовый товар, бессмертную душу. Как тут не согласиться, особенно если считаешь себя смекалистым удальцом, способным обвести Мастера-Зеркало вокруг пальца и сохранить свою душеньку за пазухой?
a8c853dedcef98c5c8de14f2c322f75c.jpg
Но нельзя забывать о том, что за всё в жизни имеет свою цену и за всё приходится платить, иногда авансом. Возвратив сполна Ольгерду его прежнюю жизнь, о'Дим оставил ему и непрошенный подарок — каменное сердце, с каждым новым днём всё больше охладевающее к окружающему миру и не способное больше ни на привычные эмоции, ни на старые чувства. И вот, в попытках получить прежние ощущения или же пробудить новые, фон Эверек всё дальше и дальше уходит по скользкой тропинке абсолютной безнравственности. В конце-концов, и от когда-то горячо любимой, а теперь ничего не значащей жены. Сиреневая роза, а так же два чёрных, как смоль, фамильяра-питомца — кот и пёс, о живых копиях которых когда-то мечтала Ирис, призванных с помощью тёмного колдовства — вот всё, что осталось ей, кроме опустевшего дома. Неудивительно, что сердце бедняжки не выдержало, ведь в конечном итоге самым большим страхом для неё стал её собственный, пусть и изменившийся практически до неузнаваемости муж, которого Геральту в ходе игры приходится победить, дабы заполучить цветок и выполнить последнее желание. И здесь слишком уж остро звучит насущная тема извечного домашнего насилия, чтобы не заметить её.
c33d601fad91152d937fd0843208d3b0.png
А вот закрывать на неё глаза или нет — выбор за игроком. Когда ведьмак возвращается к фон Эвереку с розой, отдав Ирис последние почести и подарив её духу долгожданное забвение, он может сообщить Ольгерду, что прощальный дар его жены означает её полное разочарование в муже и символизирует их разрыв. Более легкомысленно и романтически настроенные игроки могут выбрать иной вариант ответа, в котором Геральт передает фон Эвереку розу со словами о том, что она означает неувядающую любовь, не угасшую даже после всего, что случилось. Но на деле достаточно вдумчиво пройти квестовую линию о третьем желании, чтобы ужаснуться такому ходу мыслей. Продолжать любить, несмотря на отчуждение и одиночество, побои, насильственную смерть отца от руки мужа — очень в духе многих женщин, но вовсе не Ирис, сохранившую силу воли и способную противостоять Ольгерду до самого конца. Другой, чуть иначе, но всё же верный вариант рассуждения о розе заключается в том, что её владелица настолько устала и от реальной жизни, и от загробной, что предпочла сама отдать единственную вещь, связывающую её  многострадальный дух с этим миром. Равнодушие и желание покоя — иногда это всё, что остается от любви и привязанности, если  топтать и смешивать их с грязью достаточно долго.
52c9957ad23dde99970fca9e0a17bd67.jpg
Раскаяние Ольгерда одинаково во всех трёх вариантах: о, лишь только бы он мог знать, как всё закончится и чем обернётся сделка с о'Димом, в которой как раз пришёл его черед платить. Обхитрить дьявола не удалось даже казалось бы идеально невыполнимым условием исполнения долга — встречей на Луне. К своему несчастью, фон Эверек забыл уточнить, какую именно луну он имел в виду, а Мастер-Зеркало не преминул воспользоваться этой мелочью (а ведь дьявол всегда в мелочах). Не без нашей помощи последняя встреча кредитора и дебитора случается в буквальном смысле «на луне» — на её мозаичном изображении, выложенном на полу Святилища Лильвани. Условие выполнено, и Гюнтер, ступающий по воздушной дорожке лунного света, с искренним удовольствием сообщает, что пришла пора претворять в жизнь договор.
Перед Геральтом встаёт очередной выбор: равнодушно наблюдать за тем, как о'Дим получает причитающееся или же вмешаться и попробовать спасти Ольгерда, поставив на кон свою душу, предлагая Зеркалу более заманчивую сделку. Для меня этот краткий миг в несколько секунд стал самым значимым в оценке качества и глубины рассказанной нам разработчиками истории, а моя собственная реакция наиболее показательной: я не могла решиться помочь фон Эвереку. И если бы мышка в тот момент находилась в моих руках, а не в ладони человека, более милосердного, чем я, то Геральт смог бы впервые за долгое время соблюсти свой хвалёный ведьмачий нейтралитет со всеми вытекающими последствиями. В этом смысле дополнение оправдало своё имя, показав мне лично, что я сама далеко не всегда способна на истинную эмпатию — способность понять любого человека, его поступки и мотивы; простить его, если не оправдать; дать ему второй шанс, даже если он того не заслуживает. Жестокое каменное сердце бьётся и в моей груди.
de67f9d8cfa06793d25e629df09f9d61.jpg
Для меня, как для большой поклонницы как книжной, так и игровой вселенной, Hearts of Stone оказался настоящим драгоценным камнем. Нелинейность сюжетной линии удивительно органично переплетается здесь с выверенностью решений, практически идеально соответствующих любовно выписанному паном Сапковским характеру Геральта из Ривии. Истории, развернувшейся перед глазами, хочется верить ещё с первого часа игры, а захватывает внимание она с первых минут. К придуманным персонажам, живым, ярким и запоминающимся вырабатываешь вполне реальные симпатию и антипатию, а затем в мгновение ока меняешь их местами в зависимости от происходящих событий. Моральные дилеммы наконец-то побуждают не зевать и прикладывать ладонь к челу в жесте фейспалма, а раздумывать над ними в контексте собственной нравственности. Основная идея, какой простой ни была бы, в обрамлении истории сияет и раскрывается совершенно новым спектром.
Браво, CD Projekt RED, очередной шедевр на вашем счету!



3

Комментарии

Денис Новиков
+1208
Ну очень много они говорят там, прям сил нет
24 марта 2016 в 11:54
#