Понедельник встречает нас новым пасмурным утром. Ну, по крайней мере у нас в городе так =). А в такую погоду просто необходимо что-нибудь почитать. Потому вот вам четвертый кусочек фантастического плода моего воспаленного разума под названием "Разрыв". Предыдущий кусочек можно найти здесь.

09bcd24ab63d31c4740f00475f5f0dbd.jpg
* * *
Старая закопченная лампа, напоминающая обычную керосиновую, висела на крюке под потолком. Света от нее было настолько мало, что проблематично было рассмотреть даже лица находящихся в комнате людей. В центре комнаты стоял небольшой стол, явно сделанный грубыми не привыкшими к подобной работе руками. Столешница имела форму неправильной трапеции, по углам которой расселась троица новоявленных соседей. Оставшийся угол занимал предмет, имеющий форму идеального шара.
Грант не мог оторвать глаз от необычного предмета: шар парил в нескольких сантиметрах от стола. Много раз молодой человек видел похожие предметы в лавках с разной мистической бутафорией. Но этот шар отличался от хрустальных шаров для предсказаний псевдогадалок. Даже видя четкие очертания, Грант готов был поклясться, что шар будто бы был изготовлен из чистой светящейся энергии. Непонятно сияющий голубоватым светом парящий над столом шар заставил Гранта позабыть о том, где он находится. Казалось, что-то заставляет тянуться к шару, прикоснуться к нему, взять в руки.
- Эй! Нахлебник! – Ян с грохотом поставил перед Грантом тарелку с содержимым, похожим на суп. – Тебе нужно поесть, а то смотреть на тебя страшно.
Оклик привел Гранта в чувства и заставил понять, что он действительно голоден. Все тело парня била мелкая дрожь и это отнюдь не от холода – в комнатушке было ощутимо тепло.
- Итак, парень, слушай, - Гил, громко щелкнув костяшками пальцев, начинал свой рассказ. – Мы находимся в самом жутком и невероятном месте в целой Вселенной. Эта планета, как я и говорил, зовется Делен. Мой народ был не большого ума и, стоило нам только научиться летать с планеты на планету, мы стали тут же искать пригодные для жизни миры.
- Зачем? – Грант решился попробовать поданное ему кушанье, и оно ему явно понравилось.
Гил с шумом выдохнул:
- Я не знаю. Никто не знает. Жаждой знаний это не пахло. Мы были жадны: новые земли, ресурсы, богатства… Это в конечном итоге нас и сгубило. По наводке какого-то очередного умника нас послали в квадрант S-91. Нашей целью было обследовать странный феномен искривления пространства. Но никто не удосужился проверить квадрант перед полетом туда.
Гил закрыл глаза и опустил лицо в ладони. Грант остановил ложку с «супом» на полпути до рта. То, как зазвучал голос Гила, заставило Гранта почувствовать всю печаль, скрытую в рассказе здоровяка:
- Едва мы приблизились, как вся техника сошла с ума, - Гил говорил, не поднимая лицо. – Наш дредноут начало разрывать. Огромная махина просто разваливалась на части… А люди… Десятки людей разрывало на куски… - внезапно голос Гила перешел в гортанный рык. – Прямо на моих глазах!
Бугай поднял глаза на Гранта. Парень почувствовал, как ему становится жутко от одного вида Гила.
- Я заперся на защищенной палубе с несколькими людьми, - Гил вновь заговорил глухо и, казалось, спокойно. – И только нам, - он указал взглядом на Яна, уплетающего свой «суп», - в итоге удалось остаться в живых, как видишь.
Пересилив оцепенение, Грант продолжил есть. На некоторое время воцарилась полная тишина, перемежаемая шумным дыханием Гила и бряцаньем ложек. Наконец, когда трапеза была закончена, рассказ продолжил Ян:

- Эта планета, нахлебник, - в его устах это прозвище даже не звучало обидно, - самодостаточная единица. У нее нет спутников, она не принадлежит ни одной из планетарных систем и само ее существование необъяснимо ни одной известной мне наукой.
Вытерев рот ладонью, Ян выудил из-под стола три потрепанные кружки и наполнил их из стоявшей рядом посудины, похожей на ведро.
- Это просто абсурд, что эта планета вообще имеет атмосферу и рельеф. Из того оборудования, что я сохранил, - Ян указал на парящий на краю стола шар, - я смог выудить только то, что здесь нет растительности, но при этом имеется вода. Температура на протяжении всего времени нашего тут пребывания не менялась ни на один градус.
- И здесь всегда темно, - задумчиво пробормотал Грант.
- Хей! Да ты у нас не просто нахлебник! – Ян хлопнул в ладоши и с улыбкой указал на Гранта пальцем. – Ты теперь умник! Здесь на самом деле темно всегда.
Ян отхлебнул из своей кружки и почесал лоб.
- Не видно даже звезд, не видно абсолютно ничего, будто мы под темным покрывалом, - Ян говорил, смотря в стол.
На некоторое время вновь повисла тишина. Гил взял свою кружку и шумно отхлебнул из нее, после чего взглядом предложил Гранту сделать тоже самое. Парень, взяв кружку двумя руками, осторожно понюхал содержимое. Прозрачная жидкость не пахла абсолютно ничем; не было даже металлического запаха воды. Осторожно пригубив прозрачной жидкости, Грант почувствовал, как от одного глотка приятная теплота растекается по телу, вызывая успокоение и наводя легкую дремоту.
- Но самое пугающее в этой планете оказалась не темнота, - внезапно заговорил Ян.
Долговязый замер, пристально уставившись на Гранта.
- Самое страшное, умник, что мы здесь не одни.
* * *
И вот пришел их черед: человек, который сожалеет; человек, который бежит и человек, который не знает. Вселенная, чья сложность велика настолько, что ни один из ныне живущих не способен окинуть ее всю своим пониманием, никогда еще так сильно не нуждалась в своих созданиях. Приближалась тьма, скрывающая в себе саму пустоту. И никто не сможет предотвратить печальный исход. Почти никто.
* * *

Пока все =)