Тим Кук описал последние 5 лет жизни и объяснил зачем признался, что он гей

Гендиректор Apple Тим Кук дал большое интервью The Washington Post, в котором рассказал о своей работе за последние 5 лет. Он затронул личные переживания, ошибки и яркие моменты работы в качестве CEO Apple.

— Заступая на пост гендиректора вы разослали сотрудникам меморандум, в котором говорилось: «Хочу вас заверить, что Apple не изменится». Спустя пять лет компания изменилась. Какие черты Apple неизменны для вас?

Я говорил о самой сути компании, ее ДНК. Путеводная звезда всегда оставалась той же — создание грандиозных продуктов, которые изменят мир и сделают его богаче. Наша цель не изменилась.

Кук отметил, что за время его работы доходы компании стали вчетверо больше. Этого удалось достичь благодаря расширению сфер влияния в бизнесе.

— Можно ли сказать, что культура Apple выросла?

Мы улучшили социальное взаимодействие. Мы говорим о нашей работе и сообщаем, что мы сейчас делаем. Это не относится к продуктам, мы стараемся сохранить в тайне новые продукты, но это сложнее с каждым годом.

После этого Кук стал рассуждать о вопросах защиты окружающей среды и философии, согласно которой Apple не говорит о продуктах, которые еще не готовы.

— Вы говорили, что не хотите быть традиционным CEO. Что это значит?

Понятие традиционного CEO ассоциируется с человеком, отдаленным от клиентов. CEO многих потребительских компаний не взаимодействуют с потребителями.

Я считаю, что традиционный CEO верит, что он, или ее работа рассматривается в рамках дохода и расхода, и выражается в финансовом отчете. Я считаю, что это важно, но не настолько.

Кук рассказал об огромной ответственности компании перед пользователями и целыми государствами. Как гендиректор, он следит, чтобы Apple выполняла обязательства и помогала решать проблемы пользователей.

Тим Кук описал последние 5 лет жизни и объяснил зачем признался, что он гей

— До вас компанией управляла одна из величайших фигур в американском бизнесе. Каково было стать его преемником?

Для меня Стив незаменим. Никем. Он был абсолютно уникальным. Я никогда не видел себя в его роли. Я думаю, что с моей стороны было бы предательством пытаться занять его место. Вступая на пост CEO я считал, что Стив будет с нами еще многие годы. Он оставался председателем совета директоров, работая меньше из-за пошатнувшегося здоровья. Я стал гендиректором с одной мыслью, а немного позже — 6 недель спустя…

Очень скоро

Это было очень скоро. День его смерти был худшим в моей жизни. Это может звучать странно, но к тому времени я успел убедить себя, что он вернется, он всегда делал это.

Кук рассказал, как на его дальнейшую работу повлияли письма клиентов, их переживания и мысли, связанные с продуктами Apple. Изредка попадались сообщения, в которых пользователи говорили, что какой-то продукт не работает и они обозлены, но чаще клиенты давали позитивные отзывы. Например, многие благодаря FaceTime успели явится к смертному одру и попрощаться с родственником.

Письма клиентов и отзывы в прессе заставили Кука поменять отношение к общественному мнению. Сейчас он понимает, что любой шаг может привести к похвале или критике, и к этому нужно быть готовым.

— Когда Стив передал вам бразды правления, он заявил, что в Apple еще не было упорядоченной смены CEO, и желал, чтобы это произошло. Что вы делаете сейчас, чтобы следующая смена, когда бы она не состоялась, прошла упорядоченно?

В конце каждой встречи совета директоров я обсуждаю вопрос преемственности, потому что могу сделать неверный шаг. Мы постоянно делаем это. Моя роль состоит в том, чтобы предоставить совету директоров отличных кандидатов внутри компании. Я подхожу к вопросу со всей серьезностью. Оглядываясь вокруг я замечаю много сверхталантливых людей.

В ходе интервью Кук впервые заговорил о следующем гендиректоре Apple. Возможно, это лишь совпадение, и вопрос прозвучал по инициативе журналиста The Washington Post. Однако всегда есть вероятность, что представители Apple попросили затронуть тему, чтобы начать готовить инвесторов и общественность к «упорядоченной смене» гендиректора компании.

Тим Кук описал последние 5 лет жизни и объяснил зачем признался, что он гей

— О ком вы думали, когда решили публично заявить, что вы гей?

Я думал о детях. Я получал записки от детей, которые знали, что я гей, или пришли к такому заключению, прочитав что-либо в интернете. Эти дети искали поддержки. Некоторых отталкивали в семье. Они считали, что не смогут достичь чего-либо. Они не могли ничего поделать. Общественное мнение вызывало у них чувство отчужденности и подавленность. Я подумал: «Нужно что-то делать».

И вы решили выступить публично?

По моему мнению, это, как минимум, сообщит всему миру, что геи могут добиться многого. Это не ограничение. В этом нет ничего плохого. Об этом нужно быть честным. Я решил, что, если помогу хотя бы одному человеку, то поступлю не напрасно.

Кук также рассказал о подготовке к публичному признанию. Он хотел, чтобы об этом сообщило деловое издание и советовался с профессиональными репортерами.

— В корпоративной Америке немного должностей, которые охватывают столько же областей, сколько ваша. Геополитика, национальная безопасность. Потребительская розница. Глобальные цепи поставок. Индустрия развлечения. Это чрезвычайно сложно. К кому вы обращаетесь за советом?

К тем, кто, как я считаю, способен мне помочь. Когда я рассуждал, как поступить с возвратом денег инвесторам, я подумал: «Кто способен дать хороший совет? Кто подойдет к вопросу непредвзято?». Я позвонил Уоррену Баффету. Я подумал, что он подходит лучше других, и стараюсь проделать то же самое в других случаях. Это не значит, что я всегда поступаю так, как мне скажут. Но гендиректор обязан не только слушать мнения, но и выпрашивать их. В противном случае ты становишься замкнутым. До тебя доходит только эхо собственных мыслей.

Журналист спросил Кука, по каким еще важным вопросам он брал консультацию у сторонних людей. Перед слушаниями в конгрессе в 2013 году в связи с обвинением в уклонении от налогов гендиректор Apple обращался к руководителю банка Goldman Sachs Ллойду Бланкфайну и бывшему президенту США Биллу Клинтону. С последним его познакомила Лорен Джобс, вдова Стива.

Тим Кук описал последние 5 лет жизни и объяснил зачем признался, что он гей

Начиная войну с ФБР вы осознавали, во что ввязываетесь?

Мы знали, что нам придется очень-очень непросто… Мы провели много времени, раздумывая, как правильно поступить…

Мы проделали первую часть работы, пытаясь понять, способны ли мы разблокировать нужный телефон. Через несколько дней стало ясно, что можем. После этого встал этический вопрос. Нам пришлось разобраться, удастся ли сохранить метод взлома в секрете. С нами работали многие люди — эксперты по безопасности и другие. Из разговоров стало ясно, что гарантии нет.

Угроза того, что случится, если инструмент получат не те люди, казалась чрезмерно высокой.

Кук подчеркнул, что клиенты Apple должны быть защищенными, даже если у них нет специальных навыков и образования программиста. Поэтому компания несет большую долю ответственности перед теми, кто пользуется ее продуктами.

— Оглядываясь назад, вы видите совершенные ошибки, из которых вы чему-либо научились?

Карты были ошибкой. Сегодня у нас есть продукт, которым мы гордимся. Но нам пришлось проявить самоконтроль, чтобы признать, что выпуск Apple Maps не был лучшим решением, и проявить храбрость, выбрав другие методы работы. Это важно. Только так компании учатся. Классическая ошибка большой компании — отказ от признания ошибки. Они повторяют неверные решения. Гордость или эго настолько высоки, что они не могут признать ошибку. И, я считаю, чем быстрее это сделать — тем лучше. Переключитесь на что-то еще. Не сделав это, компания постепенно теряет сотрудников и клиентов.

Что еще?

… У меня соберется длинный список.

Поговорка о том, что CEO — работа одиночки, точна в многих смыслах. Я не ищу сострадания. Человек должен осознавать свои слабые места. Слабости заставляют двигаться, и не только окружать себя лучшими людьми... Людьми, которые подчеркнут все лучшее в тебе, а также людьми, которые привнесут все, чего в тебе нет и никогда не будет.

Читать далее