Стивен Спилберг пророчит падение интереса к кинолентам о супергероях, но есть еще один жанр, который уже осточертел: подростковые антиутопии. Студии дерутся за права экранизировать популярные среди молодых людей книжки и причины очевидны. Франшиза «Голодные игры» принесла своим создателям 2,3 миллиарда долларов. На этой неделе в мировой прокат вышла вторая часть «Бегущего в лабиринте» (в России с 17 сентября). Действия происходят в мире, пострадавшем от опасного вируса: он превращает людей в неуправляемых монстров-каннибалов. Неужели мы заслужили такие фильмы? Неужели кто-то это смотрит? Почему?



Успех литературных произведений, взятых за основу


Если книжный цикл раскупают как горячие пирожки – это уже половина успеха. Киноадаптация привлекает к первоисточнику больше внимания, внося картину в списки «нельзя пропустить». Потом в кинотеатры отправится вся многочисленная армия читателей, потому что есть какое-то странное удовольствие в поиске несоответствий между романом и кино с неизменным комментарием «Книга лучше» на выходе из зала.
  
Чем больше частей в оригинальном произведении – тем лучше. Если горе-писатель «сдался» на третьей – можно разделить финал на два фильма. Золотое правило: больше фильмов означает больше денег.

Смазливая мордашка


Лиам Хемсворт

Вторая половина успеха – хорошенькие лица в кадре. Минимум два, мужского пола. В «Голодных играх» есть красавчик Лиам Хемсворт, брат «Тора» Криса Хемсворта, и Сэм Клафлин. В «Дивергенте» – Тэо Джеймс, Майлз Теллер и Энсел Эльгорт – негодяй заставил девочек возрастом от 11 до бесконечности рыдать ручьями в мелодраме «Виноваты звезды». В «Бегущем в лабиринте» все внимание на Дилана О’Брайена. При этом на главную женскую роль никогда не возьмут кого-то горячего как Амбер Херд.

Вторая часть "Дивергент"

Барышни в молодежных антиутопиях всегда милы «в меру» – чтобы юным зрительницам было проще себя ассоциировать с героинями. Исключение – роскошная Лили Коллинз в «Орудиях смерти», но это фэнтези, еще и неудачное – фильм про охотников на нечисть едва окупился и производство продолжения заморозили.

Все как в жизни: Valar Morghulis


В девяностые мы смотрели, как безбашенные парни вроде Брюса Уиллиса и Мела Гибсона выпутывались из немыслимых передряг живыми и невредимыми. Современные писатели не гнушаются убийствами даже главных героев, как бы намекая на серьезность происходящего – пламенный привет Джорджу Мартину, автору «Игры престолов». Иногда смерть настигает самых добрых, правильных персонажей, и вот тут-то приходит понимание, на какую аудиторию рассчитано кино. Все на поверхности: включили грустную музыку чтобы легче плакалось, показали лицо умирающего крупным планом и вуаля, герой испустил дух. Никаких сложностей: у злодеев нет принципов, они творят зло ради зла – упаси господь им сопереживать, центральные действующие лица храбры, сильны и благородны – как тут не влюбиться в Дилана О’Брайена. Все по полочкам.

Избранный


Юношеский максимализм – это прекрасно. В антиутопиях всегда есть Избранный и ему/ей под силу спасти все живое, изменить ход истории или того хуже – времени! На такой крючок несложно поймать среднестатистического подростка. В «Дивергенте» девушка не вписывается в общество, разделенное на касты по определенным чертам характера, и устраивает революцию. Еще одна дамочка, ставшая символом сопротивления правительству – Китнисс Эвердин в «Голодных играх». На очереди история «Пятой волны» атаки нашей планеты пришельцами и Хлои Грейс Морец, исполнительницы главной роли.
   


Универсальность

Голодные игры

Спрос на такие фильмы еще долгое время будет высоким, как и на супергеройское кино, потому что более удачного способа совместить несколько жанров попросту не существует. В молодежных антиутопиях есть место любовной линии, даже нескольким, захватывающему экшену со стрельбой и погонями, комичным моментам, а еще зрелищные спецэффекты – такое стоит смотреть на большом экране. Для влюбленной парочки коммерческие антиутопии – лучший компромисс между боевичком, сентиментальной лавстори и драмой. Шах и мат, любители искать глубинный смысл в кино!