Мы — про Ивана Голунова

Наша редакция, как правило, старается быть в стороне от общественно-политических явлений. Мы рассказываем о том, в чем сильны и действительно разбираемся — о гаджетах и технологиях. Тем не менее, бывают ситуации, от которых мы не можем оставаться в стороне. Мы говорим про дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова, который был задержан днем 6 июня в Москве по подозрению в покушении на сбыт наркотиков.

Иван Голунов известен как журналист, специализирующийся на расследованиях о коррупции. За время своей карьеры он писал для Slon, Forbes, «Ведомости», РБК, телеканала «Дождь» и «Медузы». В последнем издании он выпустил более 100 расследований, статей и заметок. Вот одни из наиболее резонансных материалов Ивана:

Липы за 200 тысяч: как и зачем сажают деревья на Тверской — и стоят ли они заплаченных за них денег
Фужеры от братьев Ротенбергов. Кто заработал на новогоднем оформлении Москвы
Пентхаус размером с два «Елисеевских». Как семья вице-мэра Москвы Петра Бирюкова заработала миллиарды и купила на них особняки и квартиры
Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется
Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей. Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок — и при чем тут Тесак
Москва собиралась заплатить 2,2 миллиарда рублей за разработку концепции благоустройства. Тендер отменили из-за корреспондента «Медузы»  
Выселяторы. За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. «Медуза» рассказывает, как устроен этот бизнес

По заявлению «Медузы», одним из самых «неудобных» расследований Ивана Голунова был материал о московском рынке похоронных услуг и еще одна важная публикация была в работе на момент задержания. Друзья и коллеги Ивана связали обнаружение наркотиков и последующие задержание с его профессиональной деятельностью. Со своей стороны мы не готовы выступать с оценками чьей-либо виновности, но хотели бы поговорить о том, как могут нарушаться права человека.

Могут ли ли полицейские приглашать в качестве понятых при личном обыске своих знакомых? Имеете ли вы право при задержании по подозрению в сбыте наркотиков на своевременный анализ смыва ладоней и срезов ногтей? Можете ли вы быть уверенными в том, что вас не будут бить после задержания? Имеет ли право ГУВД опубликовать фотографии обыска чужой квартиры в качестве иллюстрации вашего дела? Можно ли быть уверенным, что у вас будет право своевременно связаться с близкими и вызвать адвоката после задержания?  Каковы гарантии, что обыск в вашей квартире будет произведен по закону?

Сложно представить, как эта ситуация могла бы разворачиваться без интернета, медиа и соцсетей. Без того, что журналисты самых разных изданий единодушно встали на защиту Ивана Голунова, без выступлений публичных людей с заявлениями на своих страницах в соцсетях, без тысяч пользователей, которые оставляли комментарии и обсуждали происходящее, если бы три крупнейших российских деловых издания — «Ведомости», РБК и «Коммерсант» — впервые в истории не вышли бы с одинаковыми передовицами в поддержку журналиста. 

Заголовки «Я/Мы Иван Голунов» — это история о том, что наше общество смогло одержать победу. Смогло обеспечить такой уровень внимания, которого хватит, чтобы быть уверенными в соблюдении гражданских прав и справедливого расследования хотя бы для одного человека. А еще мы будем верить, что эта история станет важным для нашей страны прецедентом, которого не хватало для того, что никому из нас больше не приходилось задавать неудобных вопросов к работе полицейских. Это касается каждого.