Марк Цукерберг

Крупные технологические гиганты, в частности социальные медиа, такие как Facebook полагаются на сетевой эффект — концепцию, согласно которой сервис экспоненциально улучшается, становясь более полезным, привлекательным или дешевым пропорционально росту пользователей. Но есть и обратная сторона медали. «По мере роста сайта и расширения пользовательской базы он также будет становиться более раздражающим и менее полезным», — эту формулировку теоретизировала Ребекка Гринфилд на канале Wire в 2012 году. «Эффект Facebook не экспоненциальный, это скорее кривая, которая в какой-то момент начнет движение вниз».
Facebook — это организация, которая извлекает прибыль (монетизируется) в обмен на место для хранения и развития некоторых цифровых аспектов жизни. По сути эти отношения напоминают взаимодействие арендатора с арендодателем.
На самом деле все немного хуже, поскольку доверие общества к Facebook резко упало и регуляторы намерены серьезно встряхнуть империю Цукерберга.

Facebook

Определенная трудность в законодательном определении чего-то вроде Faceboook заключается в том, что очень трудно дать точное определение тому, чем корпорация Цукерберга является. Соцсеть публикует информацию, но не подходит под определение издателя, корпорация претендует на звание технологического гиганта, но основной доход приносит реклама. Довольно трудно проводить параллель с другими компаниями, поскольку по сути Facebook нигде физически не существует, то есть результаты деятельности компании неосязаемы, их нельзя потрогать. В то же время у Facebook нет аналога или прямого конкурента и это образец одной из самых худших отраслевых практик.
2,4 миллиарда человек, втиснутых в синие стены Facebook, обменивают свои личные данные на аренду цифрового эквивалента огромного дома с бесконечным количеством коммунальных квартир, созданного для максимального извлечения прибыли.
Интернет за последние 30 лет подвергся демографическому буму, несмотря на это его правовой ландшафт остается скудным. Ни одно из федеральных законодательств не определяет политику сбора и хранения информации и не регламентирует работу с нарушениями. Помимо давления со стороны рынка, ничто не препятствует сайтам использовать различные темные схемы, затрудняя чтение и замедляя загрузку страниц рекламой и трекерами. Стоит также отметить, что законы не определяют, что компании могут или не могут делать с личными данными пользователей.

Facebook

Владельцы этих цифровых вотчин зачастую устанавливают свои собственные правила, которые трактуются так, как им удобно. К сожалению, масштабы нарушений увеличиваются пропорционально росту популярности и доверия к интернету. Таких примеров достаточно: Twitter хранил около 330 миллионов паролей в открытом виде, Facebook разместила информацию более чем пол миллиарда пользователей в незащищенном сегменте сервера, Yahoo допустила утечку данных более 1 миллиарда человек и не сообщала об этом более трех лет.

Экспоненциальная сила сетевого эффекта привлекает наших друзей, друзей друзей и знакомых людей в «стены» таких сайтов, как Facebook. Пользовательская база раздувается до гигантских размеров, свободное пространство сужается и начинает наблюдаться тенденция роста экстремистского контента. За последние два года очень сильно обострилась проблема информационного загрязнения. Оптимизация платформ для вовлечения и, соответственно, повышения доходов от рекламы за счет ленты с алгоритмической выдачей очень сильно привлекают кампании по дезинформации. Американцы считают эффективность таких кампаний более серьезной проблемой, чем терроризм и изменение климата.

Facebook

Марк Цукерберг, которого часто критикуют за его детище, очень осторожен в высказываниях. Только в одном интервью с Wired в результате скандала с Cambridge Analytica Марк сообщил, что хотел бы вернуться назад и сделать всё по-другому. Несмотря на это, мы видим, что Цукерберг между меньшей и более этичной версией Facebook и крупным прибыльным гигантом, который замешан в многочисленных утечках данных, дискриминации и геноциде, выбирает второй вариант. Вероятно, что колос должен быть повержен и «разбит» на мелкие детали. Рост числа пользователей вызывает улучшение качества сервиса, увеличивая пользовательскую базу экспоненциально, что в свою очередь вызывает снижение уровня положительного опыта от использования сервиса — это и есть «эффект Facebook».



iGuides в Telegram — t.me/igmedia
iGuides в Яндекс.Дзен — zen.yandex.ru/iguides.ru