Генеральный директор компании Apple Тим Кук дал развернутое интервью изданию Fast Company. В нем он рассказал, как меняется Apple и какое влияние на компанию оказывают идеалы, заложенные Стивом Джобсом. iGuides приводит перевод интервью целиком.

Наследие Стива Джобса все еще живо в Apple?

Стив думал, что большинство людей живут в «маленький коробке». Они считают, что не могут оказывать влияние и изменить что-либо. Думаю, он назвал бы их жизни ограниченными. И Стив не мог принять такое положение вещей.

Он заставлял каждого из нас [топ-менеджеров] отказаться от подобной философии. Если у вас получится, вы сможете изменить многое. Когда вы поймете, что ваши возможности не ограничены, вы сможете вложить свой вклад во Вселенную. Вы сможете изменить мир.

Он смотрел на свою жизнь именно с такой позиции. Это то, что заставляло его реализовывать смелые идеи. Он делом, а не словами доказывал это и воспитал в компании дух непримиримости к ограничениям.

Следствием этой философии стало наше маниакальное желание выпускать лучшие в мире продукты. А для выпуска лучших в мире продуктов необходимо обладать основополагающими технологиями. Стив верил, что если у Apple получится создавать великие продукты и инструменты для людей, они, в свою очередь, тоже будут создавать что-то великое. Он был уверен, что таким образом о внесет в развитие мира большой вклад. Мы думаем точно так же. И на этом строится все в нашей компании.

В нашем бизнесе есть что-то сродни болезни — уверенность в том, что успех измеряется количественными показателями. Сколько кликов ты набрал, сколько у тебя активных пользователей, сколько устройств ты продал. Все в индустрии одержимы большими числами. Стив никогда не фокусировался на этом. Его задачей было создавать лучшее.

Благодаря ему я изменил свое мировоззрение, когда пришел в Apple [Кук покинул Compaq и устроился в Apple в 1998 году]. До того момента я работал с Windows, а в том мире важнее всего были цифры. Там по-прежнему так.

Когда Apple ищет новые для себя категории рынка, мы задаем себе несколько вопросов. Какие технологии стоят за этим? Что мы сможем предложить? Сможем ли мы принести этим пользу обществу? Если у нас нет ключевых технологий и мы не можем быть полезны, мы не лезем. Эта философия исходит напрямую от него и она во многом определяет нашу стратегию. Я надеюсь, что так будет всегда.

Эта философия повлияла на решение о выпуске Apple Watch?

Во многом.

Сейчас на вас надеты эти часы?

Да [Кук демонстрирует, как они работают.] Смотрите, прямо здесь мой календарь, вот время, дата, температура. А тут стоимость акций Apple. Это мой показатель физической активности за сегодня. Можно посмотреть, какой она была вчера, а можно переключиться на сегодняшний день. Я пока еще сжег не очень много калорий сегодня.

В случае с часами наиболее важен интерфейс. Вы взаимодействуете с маленьким экраном, поэтому необходимо изобрести новый принцип ввода данных. Принцип, который работает на телефоне, планшете или компьютере, плохо подходит часам. Большинство компаний, выпустивших смарт-часы, почти не задумывались об этом, поэтому на них все еще используются жесты, которые мы придумали для iPhone.

Попробуйте использовать их на часах, и вы поймете, насколько это неудобно. Поэтому мы придумали кое-что новое, например технологию Force Touch. Она добавила новое измерение интерфейсу — просто нажмите на экран чуть сильнее, и откроется элемент, который был скрыт. Благодаря этому в некотором смысле экран кажется больше, чем на самом деле.

За продуктом должны стоять годы тщательной разработки, попыток, улучшений. Не выпускайте его до того, как он готов. Имейте терпение сделать его правильно. C нашими часами та же история. Мы не были первыми.

Не мы первые выпустили mp3-плеер; не мы первые выпустили планшет; не мы первые выпустили смартфон. Но несомненно, у нас был первый современный смартфон и у нас будут первые современные смарт-часы — первые, достойные внимания.

iPod был представлен в 2001 году, и мало кто думал, что его ждет большой успех. Ожидания от первой модели iPhone в 2007 году были очень высокими. Как в эту парадигму вписываются часы?

Даже в Apple не возлагали больших ожиданий на iPod. Основной претензией была цена. Кто его захочет? Кто его купит? Мы выслушали все, что обычно говорят. В случае с iPhone мы задали определенную планку ожиданий. Мы сказали, что хотели бы получить 1% рынка, 10 миллионов телефонов в первый год. Мы воткнули флаг в песок и даже ушли слегка дальше.

У нас нет прогнозов продаж часов. Для работы часам необходим iPhone 5, 6 или 6 Plus, что устанавливает потолок. Но я думаю, что что продажи пойдут хорошо. Мне они нравятся. Я использую их каждый день и уже не могу без них.

Когда вышел первый iPhone, у него не было сторонних приложений. Спустя полтора года приложения начали появляться, поэтому и его ценность выросла. То же самое будет и с часами?

Как вы правили отметили, разработчики сыграли огромную роль в успехе iPhone. То же самое касается iPad, поскольку разработчикам приходилось оптимизировать приложения для планшета, а не растягивать интерфейс. И они сыграют ключевую роль в случае с часами. Несомненно.

На этот раз, конечно, мы привлекаем разработчиков с самого начала. Мы выпустили SDK [инструмент для создания приложений] в середине ноября. Поэтому с момента начала продаж в апреле часам будет доступно большое количество сторонних приложений. Не 700 000, до такого числа нужно дорасти. Но привлекательных приложений будет достаточно.

Многие сомневаются в полезности смарт-часов.

Да, но люди не осознавали, что им нужен iPod, и они не осознавали, что им нужен iPhone. iPad не критиковал только ленивый. Нас спрашивали: «Для чего он нужен?» Честно говоря, я не припомню ни одного нашего революционного продукта, который бы был принят на ура критиками с самого начала. Люди осознают ценность продукта лишь спустя какое-то время. Возможно, в этом случае будет точно так же.

Вы сказали о том, что Стив был одержим мыслью, что нет никаких ограничений. Эта идеология вылилась в стремление соответствовать безумно высоким стандартам. Идеология держалась на нем. Вы играете ту же роль или теперь контроль за качеством стал мягче?

Правда заключается в том, что он никогда не был жестким. Стив не мог контролировать в компании абсолютно все, а теперь компания стала в три раза крупнее, чем в 2010 году. Контролирую ли я все? Нет, конечно, нет. Все держится на людях, которые работают в компании. Все дело в нашей культуре.

Со стороны Стив выглядел микроменеджером, который следил за совершенством каждой мелочи. И да, он принимал множество решений. Объем его деятельности был невероятным. Но он был всего лишь человеком — и он знал это.

Созданию этой культуры способствовало его чутье в выборе правильных людей. Иногда он придумывал что-то на ходу, вдохновленный тем, что видит. Но это вовсе не значит, что он все делал самостоятельно. Его главная заслуга в том, что он создал культуру и набрал прекрасную команду, которая смогла набрать еще одну команду, а та еще одну и так далее.

Его не считают учителем. Но он лучший из учителей, с которыми я имел дело. В нем не было ни одной черты традиционного учителя. Но он был лучшим. Он был самым лучшим.

Давайте остановимся вот на чем. В прошлом году компания заработала 200 миллиардов долларов. Мы вошли в число крупнейших производителей смартфонов. Смогла бы компания добиться таких результатов, если бы он был тем микроменеджером, каким его считали? Очевидно, нет.

Величайший вклад и подарок Стива — это то, что он создал компанию и привил ей культуру. Он потратил невообразимое количество времени на создание концепта дизайна нового кампуса: это его подарок следующему поколению. Еще один пример — Apple University. Он хотел, чтобы те люди, которые будут руководить Apple, не забывали уроков прошлого.

Стив верил в эффективность работы маленьких команд внутри Apple. Но Apple растет, и компании все труднее оставаться эффективной и избегать бюрократии.

А награда за это все выше и выше. Да, вы правы. Стало труднее. Но если вы не ограничиваете себя, у вас все получается.

Вы увеличили объемы сотрудничества с другими компаниями, поскольку стало ясно, что это крайне важно для успеха. Магия Apple возникает на пересечении «железа», софта и сервисов. Без этого у нас бы получались продукты, сродни тем, что выходят на Windows. Одна компания создает операционную систему, другая оборудование, а третья делает что-то еще. То же самое происходит в стане Android. Сопоставьте все это вместе, и получится продукт, не очень удобный с пользовательской точки зрения.

Стив почти сразу понял, что вертикаль даст нам возможность выпускать устройства, удобные в использовании. Очень долгое время этот подход считали безумным. Но затем все больше и больше людей понимали, что он был прав, и все это необходимо для того, чтобы заставить вещи работать правильно.

Стив всегда утверждал, что Apple, в отличие от других компьютерных компаний, создает «целостный продукт». Поначалу это означало, что компания создавала софт и железо, на основе которых работает ее компьютер или другое устройство, вроде iPod. Но теперь понятие продукта расширилось. Сейчас речь идет о вселенной Apple: компьютерах, смартфонах, планшетах, а теперь и часах, все это пытается работать «бесшовно», взаимодействуя с облачными сервисами, и получает различный медиаконтент.

У вас получается всем этим управлять или начинают появляться какие-то сложности из-за необходимости объединить столько всего на столь разных интерфейсах? Microsoft столкнулась с той же проблемой, когда попыталась создать операционную систему для всех задач и типов пользователей.

Я думаю, у нас по-другому. Частично проблема Microsoft заключается в том, что компания не захотела отказаться от устаревших решений.

У Apple всегда хватало решимости принимать смелые решения. Мы отказались от флоппи-дисков, когда они еще были популярны у многих пользователей. Вместо того, чтобы диверсифицировать и минимизировать риски, мы убрали оптические приводы, которые многим нравились. Мы поменяли коннектор, хотя многим нравился 30-пиновый. Некоторые нововведения долгое время не были популярны. Но без этого никак нельзя. Мы до сих пор делаем так.

Поэтому нет, я не принимаю ваше сравнение с Microsoft. Я думаю, у нас совершенно по-другому. Да, все стало сложнее. Когда вы создаете Mac, это одно. Но когда вы разрабатываете телефон и хотите, чтобы у него была самая устойчивая связь, и при этом вы работаете с 300-400 операторами по всему миру, у сетей каждого из которых есть свои особенности — да, становится сложнее.

Еще сложнее обеспечить взаимодействие устройств. В наше время пользователь хочет начать писать электронное письмо на iPhone, а завершить его на iPad или Mac. Он хочет «бесшовное» взаимодействие всех продуктов. Когда мы создавали Mac, «бесшовно» должен был работать только компьютер. Теперь нужно обеспечить интеграцию трех измерений продуктов плюс облака. Поэтому стало сложнее. Несомненно.

Мы стараемся спрятать все эти сложности от пользователя. Мы скрываем то, насколько сложно этого добиться, какую работу проделали инженеры, чтобы человек мог использовать наши продукты так, как ему надо, и не задумывался о том, как это работает. Не все получается идеально. Это те недостатки, которые вы упомянули. Не все получается. Но мы все исправим.

По моему мнению, мы все делаем правильно. Конечно, есть к чему придраться, ведь все мы люди и совершаем ошибки. Мы не стремимся перестать быть людьми, но хотим избавиться от любых ошибок. Мы совершали ошибки в прошлом и мы никогда не будем идеальными. К счастью, у нас есть мужество признавать это и исправляться.

Но все же вы возложили на себя большую задачу. Вы не боитесь не справиться с ней?

Нет, потому что мы считаем, что мы ничем не ограничены. Мы не живем в коробке, мы снаружи. Как я это вижу — нам постоянно нужно определять причину проблем, тогда их можно будет решить. Если наслаивать одну сложную конструкцию на другую, в итоге столкнешься с нерешаемой задачей. Но если отойти назад, посмотреть на проблему с другой стороны, подумать о том, что ты в действительности хочешь сделать, то нет неосуществимых задач.

Мне кажется, мы периодически это доказываем. Взгляните на App Store — в нем полтора миллиона приложений. Кто-нибудь несколько лет назад мог предположить, что так будет? Мы следим за этими приложениями, потому что этого ждут от нас наши потребители. Когда они покупают приложение, они хотят быть уверенными. что оно работает так, как написано.

Есть ли какие-то фундаментальные вещи, в которых вам пришлось отступить от идеологии Стива?

Мы меняемся каждый день. Мы менялись каждый день, когда он был здесь, и мы меняемся каждый день после того, как его не стало. Но основные ценности остаются такими же, какими они были в 1998 году, какими они были в 2005 и какими они были в 2010. Я не думаю, что ценности должны меняться. Но все остальное может меняться.

Да, есть что-то, к чему два года назад мы относились совершенно иначе. На самом деле, наверное, есть что-то, к чему мы относились иначе еще неделю назад. В этом нет ничего плохого. И в самом деле хорошо, что мы признаем это.

Стив бы это одобрил.

Несомненно. Он был человеком широких взглядов. Для него была важна философия, ценности. Мы как и он хотим изменить мир. Это — сверхзадача. Для этого мы каждый день приходим на работу.

Вы ждете с нетерпением открытия нового кампуса Apple? Вы бы одобрили идею создания такого кампуса, если на момент принятия решения уже были гендиректором?

В Apple очень важно общение. А общаться проще всего, встречаясь с сотрудниками лично. И не только на собраниях и конференциях, но и в неформальной обстановке: в кафетериях и на прогулках.

Мы не могли предугадать, что численность компании вырастет, поэтому у нас не было кампуса, куда вместился бы весь штат. Сейчас у нас сотни зданий, и никому это не нравится; мы ненавидим это. Теперь мы сможем работать по большей части в одном кампусе. Так что да, я с нетерпением жду его открытия.

Численность персонала Apple растет, приходят новые люди, как это влияет на изменение культуры? Требуется ли убеждать их в чем-то?

Мы стараемся отбирать людей, которые вписываются в культуру компании. Нам нужны сотрудники с разным жизненным опытом, которые могли бы смотреть на одну и ту же проблему с разных сторон. Но нам нужно, чтобы они не только принимали нашу философию, но и глубоко верили в нее.

Мы ведем работу с персоналом по всему миру. Кроме того, у нас есть Apple University, где людям рассказывают о том, что происходило с компанией в прошлом. Это помогает им понять, как принимались разные решение, почему они принимались, что приводило к успеху, а что к провалу. Все это очень ценно.

И наконец, лидеры компании задают общий тон. Не только генеральный директор, но и руководители разных отделов. Мы тщательно их выбираем, и они в свою очередь набирают подходящих специалистов.

Табличка с именем Стива все еще висит у его кабинета.

Да.

Зачем? Вы организуете что-то подобное в новом здании?

Я еще не решил. Но я хотел оставить его офис в точности таким, каким он был. Я был там недавно с Лорен [Пауэлл Джобс, женой Стива], потому что на доске все еще сохранились рисунки, сделанные их детьми. Летом я приводил туда Ив [дочь Стива], показывал ей, что она нарисовала несколько лет назад.

Вначале мне было трудно заходить в его офис. Слишком многое меня переполняло. Теперь я хожу туда более охотно, хоть и не часто.

Что будет потом, я не знаю. Я не хотел переезжать в его офис. Я думаю, Стив незаменимый человек, так что было бы неправильно... что-то менять в том офисе. Поэтому его компьютер стоит там же, где стоял, его стол там же, где стоял, у него было много книг. Лорен взяла кое-что домой.

Я не знаю. Его имя должно быть перед дверью. Просто так должно быть. Мне это кажется правильным.