Наверное, многие из нас хотели бы, чтобы 2020 год с пожарами в Австралии и пандемией коронавируса оказался плохим сном. Мы рады были бы проснуться в мире, где доллар стоит 60 и не нужно носить маски. Ученые выдвигали много идей о природе нашей реальности, и самым сложным вариантом этих концепций является гипотеза симуляции, которая заключается в том, что все мы скорее существуем в виртуально созданном мире, чем в физической реальности.

Утверждение, что наш мир — это иллюзия, не ново: оно возникало в течение тысяч лет в различных культурах, от Китая до Древней Греции, и отстаивалось такими мыслителями, как Декарт с его дуализмом сознания и тела. Но интересующая нас более поздняя версия, основанная на вычислениях — или, по крайней мере, на искусственной реконструкции — стала активно развиваться примерно с 2003 года, с публикацией статьи под названием «живете ли вы в компьютерной симуляции?», написанной философом Ником Бостромом.

По сути, Бостром выдвигает идею о том, что различные чрезвычайно продвинутые цивилизации вполне могут развить технологическую возможность запускать «моделирование предков» (чтобы узнать о своем собственном прошлом), создавая целые звездные системы в различные эпохи своего развития. Так что есть ненулевой шанс, что мы живем в одном из таких виртуальных миров.

Конечно, воспринимать эту идею полностью серьезно можно разве что только после нескольких бокалов (или бутылок) вина. Вам эта гипотеза может нравиться или показаться смешной, но давайте попробуем подойти к ней с научной точки зрения и применить критерии, которые мы используем для оценки любой из выдвинутых теорий, и первый шаг в этом процессе — это задать себе вопрос, можем ли мы вообще ее оценить каким-либо разумным способом.

Любопытно, что гипотеза моделирования нашего мира может быть проверена при определенных допущениях. Например, мы можем предположить, что моделирование имеет свои ограничения. Самое очевидное из них, экстраполируемое из текущего состояния цифровых вычислений, заключается просто в том, что моделирование должно будет делать упрощения, чтобы сэкономить на хранении информации и вычислительных нагрузках на систему. Другими словами: должно быть ограничение на точность, так как точно моделировать бесконечность невозможно.


Красивый пример бесконечности — фрактал.

Одним из вариантов проявления этих ограничений является дискретизация мира, проявляющаяся, возможно, в лимитах пространственного и временного разрешения. Физики действительно считают, что может существовать некоторый абсолютный предел расстояния и минимальный временной интервал — так называемые планковская длина и планковское время, которые зависят лишь от фундаментальных констант, таких как скорость света или гравитационная постоянная, а не от ограниченности наших измерительных приборов.

Тем не менее, недавние исследования показывают, что истинный предел минимального интервала времени может быть на порядки больше, чем планковское время — порядка 10-33 секунды. В любом случае, наши лучшие приборы пока что могут измерить лишь 10-19 секунды, так что, возможно, лишь будущие физические эксперименты смогут выявить неожиданную фрагментарность времени и пространства.

Но самой точной проверкой гипотезы является вызов сбоя системы, которая обсчитывает моделирование нашего мира. Естественно, это звучит немного неразумно, но если мы все-таки виртуальные сущности, имеет ли это значение? Если брать аналогию с существующими компьютерными сетями, быстрая перезагрузка с восстановлением бэкапа, по-видимому, вернет нас «в онлайн» как будто бы ничего не произошло, но, возможно, до «ресета» у нас будет несколько долей секунды, в которые мы сможем «увидеть матрицу».

Так что вопрос лишь в том, как сломать симуляцию реальности изнутри. Наиболее очевидной стратегией является попытка вызвать эквивалент переполнения стека в наших компьютерных системах, требуя больше места в активной памяти программы, чем ей доступно, создавая бесконечный или, по крайней мере, чрезмерно рекурсивный процесс. 

И элегантный способ сделать это — построить наши собственные симулированные реальности, сконструированные так, чтобы внутри этих виртуальных миров существовали сущности, создающие свои версии симулированных реальностей, которые, в свою очередь, делает то же самое, и так далее вплоть до «кроличьей норы». И если все это сработает, Вселенная, какой мы ее знаем, может рухнуть, показав свою истинную сущность «вне матрицы».



Конечно, здесь хватает проблем. Разумеется, создание такой масштабной виртуальной реальности на данный момент нереально, для этого и близко не хватит всех суперкомпьютеров мира. К тому же, вы можете возразить, что любой вид, способный имитировать реальность (вероятно, похожую на его собственную), наверняка предвидел бы эту возможность и создал бы некоторые ограничения, чтобы предотвратить ее. 

Например, продвигаясь этим путем, мы могли бы обнаружить, что по странным и необъяснимым причинам невозможно на деле создать собственные моделируемые вселенные, независимо от того, насколько мощны наши вычислительные системы — будь то кластеры из квантовых компьютеров или что-то еще. Это само по себе уже может быть признаком того, что мы существуем внутри симуляции. Конечно, «первоначальные» программисты тоже могли предвидеть этот сценарий и найти какой-либо способ обмануть нас — например, просто подсовывая нам информацию из других своих моделирований вместо той, которую мы должны были получить из своих виртуальных реальностей.

Но подобные вмешательства рискуют подорвать всю суть симуляции, ведь данные из других реальностей могут привести в лучшем случае к противоречиям в нашей, а в худшем позволят нам узнать больше о создателях симуляции или помогут создать уязвимость, чтобы проникнуть в их мир. Поэтому, возможно, вызывание сбоя системы — это единственный способ получить достоверные результаты, которые могут привести нас к шокирующему пониманию того, что создатели нашей симуляции сделали ее, чтобы выяснить, не находятся ли они сами в фальшивой реальности.

Сладких снов.




iGuides в Telegram — t.me/igmedia
iGuides в Яндекс.Дзен — zen.yandex.ru/iguides.ru