Стив Возняк в программе «Познер»: мы будем домашними псами у роботов

Стивен Возняк во время визита в Москву не только провел лекцию в МГУ, но также принял участие в программе «Познер» на Первом канале, где поговорил о технологиях и их месте в нашей жизни. Мы посмотрели его интервью и рассказываем все самое интересное.

Изменил ли я мир к лучшему? Безусловно! Во-первых, современные технологии приносят радость, они просты в использовании. В прошлом все приходилось запоминать, вбивать нужные уравнения, которые никто не понимал, а мы повернули технологии лицом к человеку, наделили их человеческим лицом. Машины приятны в использовании. Моя роль была в том, чтобы сделать мир интереснее.

Что бы я сказал людям, которые считают, что техника делает из нас рабов, и мы не можем выйти из дома без телефона? Да, многие говорят, что мы утратили способность общаться с людьми, но, по-моему, телефон нам как раз позволяет выбраться из наших раковин и начать общаться с большим количеством людей, делиться нашими идеями со все более широкой аудиторией. Вам может и не встретиться идеальный собеседник, с которым будет приятно общаться ежедневно, это может быть какой-то парень из Афганистана, но теперь я могу связаться с ним. Мы можем общаться не только с теми, кто находится рядом. Мы выросли в то время, когда самой большой ценностью было живое общение с людьми, но если тогда это было хорошо, значит ли это, что новое поколение что-то упускает? Мы просто этого не видим, думая, что они лишены наших радостей.

Что важнее, человек или технологии? Я всегда гордился компанией Apple, потому что для нас человек всегда был важнее. Мы стремимся к тому, чтобы компьютеры были проще в использовании, шли навстречу человеку. Я приучил себя всегда брать это в расчет. Я ненавижу, когда что-то не работает. Даже в продуктах Apple иногда делаешь что-то логичное, а это не работает. Это жутко бесит! Но посмотрите, чего мы достигли. Еще пять лет назад, чтобы пользоваться телефоном, нужно было запомнить последовательность действий — технологии были важнее человека, я под них подстраивался. Сейчас я стал в большей степени «правополушарным»: приходит мысль, я ее проговариваю, а машина меня понимает. Я все теперь делаю голосом, я прямо в часы говорю: «Привет, Siri, напиши Дженет, что у меня сейчас интервью».

Развитие техники превращает нас людей, которые забыли то, что когда-то знали? Я везде встречаюсь с подобным и замечаю это за собой. Во многом наше счастье и мотивация связаны с пониманием того, что мы способы что-то сделать, но мир меняется, и если раньше знания и успехи в учебе были связаны с тем, что нужно только запоминать, то теперь все доступно в сети и находится быстрее. Мы создаем технологии, которые делают за нас абсолютно все. Вот мы сидим, красиво одетые, у нас дом, развлечения, еда и семья — и нам даже нравится, что технологии о нас заботятся, и мы почти ни о чем не думаем. Мы просто отправляем команды высокого уровня и машины делают все за нас. В будущем технологии будут набирать обороты, разве это плохо?


А что если однажды пропадет интернет, как мы будем приходить в себя? Я сейчас думаю: как же раньше жил без телефона, ведь многое я делать просто не мог, например, резервировать авиабилеты. С другой стороны мне немного жаль, я был толковый парень, один из лучших студентов, много знал — а теперь это не ценится. Людям, которые дают машинам делать как можно больше, это чувство уже не знакомо. Но эти изменения произошли постепенно, а постепенных перемен не замечаешь. Не замечаешь, как что-то утратил, ведь ты прекрасно функционируешь в этом мире. Но если произойдет какая-то катастрофа, сотрет с лица земли все гаджеты и технологии, людям будет очень непросто. Но где будут знания? Придется обращаться к книгам, а их еще нужно найти. Впрочем, все это научная фантастика. Или даже не научная.

Боюсь ли я слежки? Право на личную жизнь — одно и неотъемлемых прав человека. Я с детства заучил первую, четвёртую и пятую поправки к Конституции США, которые говорят о праве на частную жизнь. Я один из основателей Фонда электронных рубежей, который борется за права потребителей, в том числе за право на частную жизнь. Я не верю людям, которые говорят, что им нечего скрывать. Дело в том, что технологии невозможно остановить. Я, например, не люблю таргетированную рекламу, поэтому отключаю куки, и вся эта реклама начинает пропадать. Я перестаю чувствовать, что за мной следят. Я не пользуюсь электронной почтой на публичных доменах, даже почтой Apple не пользуюсь, только своей на сервере woz.org. Ещё я включаю VPN. Например, даже сейчас в московской гостинице использую шифровку. Не хочу, чтобы за мной следили, мне неприятно, но я не могу оставить это. Существуют организации с огромными деньгами, которые хотят всё про всех знать, даже если это незаконно.

Хотел бы я оказаться на месте Сноудена? Для меня он настоящий герой. Он был при исполнении и заметил, что в АНБ творятся вещи, противоречащие Конституции. Ему было так близко то, что составляло основу его государства, что он решил поставить крест на своей жизни и обнародовать то, что правительство пыталось скрыть. Ни одному американцу не приходило в голову, что такое творилось у них за спиной. Он не смог бы ничего добиться путём, предусмотренным системой, и сообщил нам правду. Для меня правда — самое главное. Он сделал это не ради денег, он даже не хотел навредить Америке. Я уверен, что он сам сокрушался из-за того, какие вещи совершаются в его стране. Жаль, что я не оказался на его месте.

Почему компьютер не может быть хорошим учителем? Я ждал, что технологии откроют человечеству возможности, недоступные нам в прошлом. Нельзя сравнить современного студента с прежними студентами, но нынешняя молодёжь не умнее и не лучше нас. Дело в том, что мы внедрили хорошие машины и компьютеры в систему образования, которая не поменялась. Многие люди понимают, что учебные заведения им не нужны. Система не даёт людям преуспевать. В 10 лет я самостоятельно изучал высшую математику и квантовую физику. В школе на 30 таких учеников потребовалось бы 30 учителей, а не один, как тогда и сейчас. Я 8 лет работал учителем в школах, потому что верил в важность образования, но никогда это занятие не афишировал. Миллионы людей скажут вам одно и то же: «Нужно давать задания с ориентацией на результат». И всё равно до тех пор, пока на одного учителя будет приходиться по 30 учеников, невозможно в таких условиях дать каждому развиваться в том направлении, которое ему нравится. Школа замедляет развитие одарённых учеников, задавая единый темп для всех детей. Компьютеры это очень дешёвые учителя. Когда они только появились в школах, я подумал: «Вот же, самая дешёвая рабочая сила». Правда, дети умнее не стали. Компьютер не может быть хорошим учителем потому, что он не человек. Детям важно чувствовать зависимость от других людей, доверять их выбору пути. Если бы компьютер обладал искусственным разумом такого уровня, что заботился бы о вас, смотрел вам в глаза, знал вашу семью, историю вашей жизни и мог научить любому предмету, а также знал, где прерваться, как пошутить... Если бы компьютер смог стать лучшим другом, я бы доверился ему и достиг огромных успехов в любимом деле, но это пока невозможно. Таких машин у нас нет.

Искусственный интеллект сможет контролировать нас? Мы сами создаём машины, поэтому они помогают нам делать только то, что нам нужно. Они зависят от физических ресурсов, которые не могут сами контролировать. Машины не смогут плодиться и занимать новое пространство. Может быть, это станет возможно за пределами сингулярности, но мы пока не достигли этого уровня. Мы вынуждены притворяться, что когда-нибудь сможем создать машину, равную человеческому мозгу. Так что я компьютеров не боюсь. Подумаешь, они лучше играют в видеоигры. Они умнее нас? Нет, ни один компьютер не сможет думать так как человек. Нельзя утверждать, что компьютер похож даже на самого большого зануду или тупицу. Нельзя бояться, что они заменят наш мозг, людей, которые управляют компаниями и пишут книги. Разумные компьютеры очень далеко от нас. Мы даже не знаем, как устроен наш мозг. Чтобы воссоздать компьютерный мозг, схожий с нашим, а потом наполнить его всем необходимым, понадобятся сотни лет. Компьютерный апокалипсис — не более, чем научная фантастика.

Не случится ли так, что роботы станут управлять людьми? В книге Айзека Азимова «Я, Робот» все роботы знали первое правило робототехники: робот не должен вредить человеку. И робот не мог это правило забыть или придумать новое. Я придумал закон Воза: если роботы станут разумными, обретут личность, смогут разговаривать и самостоятельно думать, программировать свои поступки и решать, что делать дальше, то есть станут такими, как я описывал учителей, нам нужно всегда оставаться их друзьями, чтобы они помогали нам, а не пытались убрать человека со своего пути. Это как домашний пёс. Хозяин обеспечивает его едой, развлечениями, домом, семьёй. У собаки всё есть, виляй себе хвостом, будь счастлив. Вот мы и будем такими собаками. А машины будут полностью о нас заботиться. Я начал кормить свою собаку филе, потому что хочу, чтобы именно так поступали со мной машины. Если появится компьютер, обладающий сознанием и чувствами, то человеку нельзя будет вредить ему — вот таков закон Воза.