24 мая в Госдуму был внесён законопроект, предусматривающий обязательную идентификацию пользователей мессенджеров. По своей сути он аналогичен принятым в 2015 году поправкам, которые запрещают организациям держать точки Wi-Fi с анонимным доступом к интернету.

Если новый закон будет принят (а в этом на фоне принятие прочих «антитеррористических» норм можно не сомневаться), владельцы мессенджеров будут обязаны идентифицировать российских пользователей. Вероятно, идентификация будет производиться по номеру телефона. Ранее на этой неделе стало известно, что в России будет ужесточён контроль за абонентами сотовой связи — операторов обяжут запрашивать у клиентов документы удостоверяющие личность. В том случае, если выяснится, что договор заключён не с тем человеком, который реально пользуется услугами связи, оператор обязан расторгнуть договор и прекратить предоставление услуг такому абоненту.

Очевидно, что эти две нормы будут связаны друг с другом, и таким образом российские власти в теории смогут достоверно идентифицировать пользователя любого мессенджера. Конечно, те, кому очень нужно, смогут обходить идентификацию, но для большинства пользователей это слишком сложно.

Новые законопроекты также будут связаны с антитеррористическим «пакетом» законов Яровой, который обязывает провайдеров, операторов и организаторов распространения информации (к которым причислят мессенджеры) хранить переписку, переговоры, файлы и прочие пользовательские данные, а также ключи для их расшифровки, предоставляя всё это по требованию правоохранительных органов и ФСБ.


В 80-х годах в России появилась СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий). Это комплекс оборудования и программного обеспечения, который изначально предназначался для прослушки стационарных и телефонов. Со временем эта система развивалась и начала использоваться для перехвата и хранения записей переговоров по сотовой связи, SMS-сообщений и интернет-трафика. Проблема в том, что зашифрованный трафик сложно расшифровать, а использование в мессенджерах двухстороннего шифрования (когда ключ дешифровки есть только у отправителя и получателя, но не у самого сервиса), ещё сильнее усложняет задачу. Как можно понять, российские власти стремятся ослабить информационную защиту сайтов и мессенджеров до уровня сотовой связи.

В этом году Роскомнадзор заблокировал несколько мессенджеров, отказавшихся от включения в реестр организаторов распространения информации. На примере WeChat было показано, что любой мессенджер (даже один из самых популярных в мире) может быть заблокирован в России, но легко выйдет из блокировки, если согласится на включение в реестр и будет работать в соответствии с российским законодательством.

Аналоги СОРМ есть в большинстве стран мира: в США это CALEA (Communication Assistance for Law Enforcement Act), а в Европе — LI (Lawful Interception). В Китае популярностью пользуются местные мессенджеры, но также работают иностранные, согласившиеся сотрудничать с китайским правительством и отфильтровывать неугодный контент. В Северной Корее с мессенджерами всё в порядке — в этой стране их просто нет. Интернет в этой стране доступен лишь избранным — некоторым госслужащим и образовательным учреждениям.

И в России, и в других странах мира SIM-карты продаются только при предъявлении удостоверения личности, а регистрация в большей части мессенджеров осуществляется по номеру телефона, что позволяет правоохранительным органам при желании вычислить, кто именно скрывается за тем или иным аккаунтом и ведёт незаконную деятельность. Другое дело, что крупные мессенджеры дорожат своей репутацией и очень неохотно сдают пользовательскую переписку либо делают так, чтобы переписка не хранилась на их серверах и сдавать было нечего. Спецслужбы США и крупных европейских стран вроде Великобритании скрыто следят за пользователями, используя в своей работе хакерские инструменты. Иногда происходят утечки таких инструментов — так, например, был создан вирус WannaCry, который с 12 по 14 мая 2017 года заразил более ста тысяч компьютеров по всему миру. Компания Microsoft заявила, что вина в появлении этого вируса лежит на спецслужбах США, поскольку они утаили информацию об уязвимостях в Windows, чтобы тайно эксплуатировать их. В России необходимости в тайной слежке нет, она, по «законам Яровой» будет вестись открыто.

Законодательно ни в одной стране мира нет таких требований к мессенджерам, как в России. Наша страна придерживается промежуточной стратегии — нечто среднее между Западом и Азией. С одной стороны, в нашей стране могут работать любые мессенджеры, и контент в них совершенно не цензурируется. С другой, для того, чтобы не оказаться заблокированными, они будут должны сдать своих пользователей — для начала идентифицировать их, а затем начать хранить переписку, разговоры и файлы, выдавая их по требованию властных органов. Получается своего рода управляемая свобода слова — писать и говорить можно что угодно, но никакой приватности нет и личную переписку придётся вести с пониманием того, что её в любой момент смогут прочитать посторонние.